а д м и н и с т р а ц и я
Богдана КрыловаАлександр ИрбесезеСоня ПряниковаОля Киселёва

Марк Хоггарт
«Здраствуйте. Меня зовут Лизхен Херц, и вы должно быть совершенно не интересуетесь драконболом, если меня не знаете. Я играю за сборную мира и, несмотря на мою хрупкую внешность, задаю жару самим драконам. Я не люблю людей, а вот они меня почему-то любят. Мне больше по душе нечисть, с ними не надо притворятся. Люди, не знающие меня, совершенно не готовы к моим вспышкам ярости, гнева, раздражительности и они совершенно не верят, что в такой милой девочке может крыться такая сила. Помоги мне доказать, что они не правы, возьми своим персонажем...»
>>> читать далее
«...Дело в том, что почти все мои любимые отыгрыши так или иначе повязаны на мне. Ну, во-первых, до появления моторчика в груди Киселевой я больше всех играла и не скрываю этого. А во-вторых, самовлюбленность – неотъемлемая часть моего образа. В-третьих: да боже мой, будто вы сами любите чьи-то посты больше, чем свои собственные! Но все же пришлось взять себя в руки и успокоить тем, что обзор на мои шедевры обязательно сделает кто-нибудь другой, а сейчас настала пора открыть для себя что-то новое, заиметь по весне фаворитов, дать шанс молодежи…»
>>> читать дальше
Предвыборная компания Волосевича
Время: 25-30 апреля 2003 года.
События: Вильгельм Волосевич - потенциальный глава Магщества. В преддверии выборов он решает посетить Тибидохс: посмотреть что там, как там, ну, и конечно же, заполучить голоса уважаемых магов. В один прекрасный день в Тибидохсе приземляется десятки крутых летательных аппаратов - Вильгельм и его свита, состоящая только из уникумов и профессионалов. Но то ли все пошло не так, как задумывалось, то ли Волосевич и не собирался обойтись дружественным визитом, но через пару дней в Тибидохсе все стояло верх тормашками. Старые тайны раскрывались на перебой с новыми и с каждом часом становилось все ужасней, пока в один прекрасный момент...
» подробнее об эпизодах
эпизоды:
❈ I. Я - ЛИДЕР - Жора Жикин
❈ III. СОКАМЕРНИК ИСМЕНА - Вера Попугаева
❈ IV. С ГЛАЗ ДОЛОЙ - ИЗ СЕРДЦА ВОН - Александр Ирбесезе
КЛАДОИСКАТЕЛИ - Варвара Анисимова
Сказка ложь, да в ней намек - Екатерина Лоткова
Бриллианты - лучшие друзья зомби - Сара Мойдодырова
Они хотели тихий вечер, а не афтепати

Список Персонажей Сюжет Правила Шаблон Анкеты Список внешностей Ваши Вопросы FAQ по Антимиру Нужные Персонажи

«It's impossible!»«Им нужна магия, чтобы изменить мир»«Cтарые добрые злодеи»«Иди, я буду»

список способностейСписок учебных предметов\преподавателейРегистрация NPCЧасто задаваемые вопросы
Мы с нетерпением ждем в игре канонов. Да и вообще всех!





Моя мама - педагог, и она утверждает, что если не воспитать ребенка до пяти лет, то он уже никогда не состоится как ячейка социума. Не знаю, насколько права моя мама, ибо она женщина со странностями, однако если ее прогноз верен, то Кризис уже не спасти. Так что у вас есть выбор: крысой бежать с корабля или же представить себя Джонни Деппом из фильма "Что гложет Гилберта Грейпа?", Кризису достанется роль ребенка-дауна ДиКаприо - и наш двухчасовый фильм со странной драматургией оставит самый открытый в мире финал, что в случае Космоса Внутри лучшее решение.
Небольшое пояснение для политических активистов жмякай, шо смотришь

ФРПГ ГРOТТЕР "КОСМОС ВНУТРИ"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ФРПГ ГРOТТЕР "КОСМОС ВНУТРИ" » Галлифрей » Я иду искать


Я иду искать

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

[NIC]Синдбад Пожарский[/NIC]
[STA]amend the classic story[/STA]
[AVA]http://savepic.net/4505027.png[/AVA]

История в нескольких эпизодах, длиною в несколько лет с неизменным участием представленных героев.

Эпизод I. Скрытая угроза
http://savepic.net/4493769.png
В котором Миша Зеленов оказывается в беде, а Синдбад случайно - рядом. Или рассказ о том, что не все спасители одинаково полезны.

Время: много лет назад, а именно тогда, когда Пожарскому было 21, а Зеленову 15 лет. Зима, январь, полночь близится.
Место: Темный-темный переулок в темном-темном городе, где Васька и Петрович покрышки жгли.

Отредактировано Евгений Минин (2014-02-03 02:38:10)

+1

2

[NIC]Миша Зеленов[/NIC] [STA]зеленки магистр[/STA] [AVA]http://savepic.net/4466647m.png[/AVA] [SGN]Знание к темной стороне приводит.[/SGN]

Унылые холодные стены очередного временного пристанища давили на Магистра Зеленку. Он мог спать в занесенной снегом московской канаве, как у джедая запазухой, но трещины на потолке казенного учреждения, по ночам складывающиеся в злобные морды неведомых чудовищ, мешали ему жить спокойно и чувствовать себя коммунистом.
Да и могли ли картонные стены детского дома удержать рвущуюся на свободу душу Зеленки? Он, как колобок, и от бабушки ушел, и от дедушки ушел, и от коменданта ушел. А вот от чего Магистр решительно не мог уйти – так это от сомнительных предприятий и всего, что с ними связано. Вот и сейчас очередное сомнительное предприятие захватило его с головой.
Зеленка воровато оглянулся и бочком проскользнул мимо фонаря, чтобы ни в коем случае не попасть в круг света. Жаль только на снегу следы оставались, но вдруг ветер заметет – тогда совсем хорошо. Магистр сунул руку во внутренний карман куртки и, на всякий случай, еще раз пощупал лежащий там сверточек – не выпал ли. Нет, не выпал, лежит, тепленький. А раз лежит, значит, все скоро будет совсем хорошо – и жизнь будет в радость. Ведь какие, в самом деле, перспективы у выходцев из детского дома? В маляры идти или унитазы чистить.
Зеленка не хотел быть маляром, не говоря уже обо всем остальном. Он хотел быть дрессировщиком морских котиков, например. Вот представьте. Огромный лазурный бассейн, тысячи зрителей с разноцветными флажками, и тут выходит он, весь в белом. Ну, и еще морской котик, конечно. Хотя котик и не обязательно.

Отвлекаясь от мечтаний, юноша вдохнул глубокий, студеный морозный воздух и подумал, что зимний воздух похож на морской. Зеленка никогда не был на море, но много слышал, а еще у него было богатое воображение, так что представить себе морской воздух он приблизительно мог. Густой, немного влажный, сверкающий. Его, как будто, больно вдыхать легкими, но это приятная боль. Магистр Зеленка поглубже втянул носом воздух и понял – запахло неприятностями, следовало поторопиться.

Магистр ускорил шаг, прицельно плюнул в пробегавшего мимо воробья, но не попал, сердито щелкнул зубами ему вслед и нахохлился. Магистру вдруг стало очень тревожно. Его интуиция, с детства не подводившая Зеленку, истерично попискивала где-то на краю сознания, но проблема в том, что парень понятия не имел, откуда придет беда. Однако неприятностей искать не пришлось – они сами его нашли без всякой посторонней помощи. Внезапно Зеленка обнаружил, что лежит в снегу на животе и кажется, от внезапного удара в спину немного подвернул лодыжку, но это, как раз, не факт.
- Молодой человек, сигаретки не найдется? – радостно заорал ему кто-то прямо в ухо, но отвечать Зеленке не хотелось, потому что он полагал, что как только откроет рот – тот окажется полон снега. А снег есть приятно, только когда очень этого хочется. И еще когда он не желтый. Сейчас Магистр есть снег не хотел. Он вообще ничего не хотел. Он хотел домой, к маме.
- А это что такое? – этот голос принадлежал явно кому-то чуть постарше первого. Зеленка чуть повернул голову, чтобы его разглядеть, и сердце зеленкино ушло куда-то глубоко в пятки или еще дальше. В руках у незнакомого злодея был тот самый сверточек. Его сверточек. Его прелесть. Этот лохматый хряк сейчас развернет сверток и заберет себе его прелесть, или они поделят ее между собой. Неважно, в общем, что они сделают, но Зеленке ее точно не видать как своих ушей.
В невероятном прыжке и с раздувающимися ноздрями Магистр, вероятно, был невероятно угрожающ, но почему-то типы в дурацких шапках не оценили его жеста, а покатились со смеху, не забыв, впрочем, как следует врезать летящему по кривой траектории Зеленке коленом прямо в подбородок. Не все сразу, конечно, а кто-то из них, впрочем, Магистр не успел заметить кто. Он только услышал, как грустно лязгнула его нижняя челюсть, но больно почему-то пока не было. Зеленка не умел драться и никогда этим не занимался, но сейчас на кону стояло слишком многое, поэтому Магистр со злобным рычанием вцепился зубами в руку ближайшего типа, а потом попытался ударить его пяткой под коленную чашечку. Дальнейшие события немного выпали из памяти Магистра, возможно, он отчего-то потерял сознание, потому что очнулся уже по уши в сугробе. По верхней губе стекало что-то горячее, вязкое и соленое, а глаза щипало.

Отредактировано Михаил Михайлов (2014-02-02 21:21:06)

+1

3

[NIC]Синдбад Пожарский[/NIC]
[STA]amend the classic story[/STA]
[AVA]http://savepic.net/4505027.png[/AVA]

      Он вышел на улицу, как в открытый космос, пустой и ненадежный. Окружающий мир был недружелюбен и агрессивен. Ярким, ненатурально-белым светом плеснул в лицо фонарь. Ледяной воздух ворвался в легкие так нахально, что Пожарский задохнулся, подавился, закашлялся, прежде чем сделал новый вдох, еще сильнее разодравший горло. Он хотел даже броситься обратно в подъезд, спастись и отдышаться, но разве ж это укрытие – бетонная коробка, внутри которой всего на несколько градусов теплее. Ладно, тут совсем недолго дойти, за пятнадцать минут вроде бы до смерти не замерзнешь.
На широкой улице, по едва заметной дуге уходящей вниз, к невыносимому холоду прибавляется звероподобный гром, и вой, и грохот. Гудит, шумит гигантский город, толкает локтями прохожих. Синдбаду становится неуютно еще больше – слишком открытое пространство, слишком на виду. Стремясь хоть как-то укрыться, он сворачивает на небольшую боковую улицу, а потом еще раз налево, проскочить под черной аркой – кажется, тут можно было срезать угол – дальше перебежкой пустой двор с застывшими качелями. Здесь городской гул тоже слышен, но отдаленно, как шум в морской раковине, поднесенной к уху. Ага, половина пути уже позади.
      В разные стороны шарахаются тени, Пожарский сильнее натягивает ушастую нелепую шапку, ворсинки неприятно щекочут лицо. К черту бы и шапку, и тяжелое пальто, и чтобы можно было снова чувствовать пальцы на ногах. Синдбад ненавидит холод и мечтает только об огромной, нестерпимо горячей чашке чая с лимоном, в которую можно будет подлить чего-нибудь горячительного, согреться бы. Этим холодным воздухом даже дышать больно и неприятно.
     В небе обглоданная, полупустая луна, если пририсовать к ней палочку, будет буква Р – растет. Синдбад, на суеверия и приметы не падкий, откуда-то знает, что растущей луне надобно показать наличные – они тогда тоже вырастут. И хоть пальцы рук его слушаются плохо, он все же расстегивает пальто, чтобы залезть во внутренний карман. Очень напрасно. И холод под воротником еще не самое неприятное.
      У низкого подвального окна черным горбом шевелится, вздрагивает – Пожарский понимает - опасность. Даже не понимает, но ощущает, замирает, осознавая, что дурак он такой, отвлекся, подошел слишком близко, теперь бы проскочить как-нибудь мимо. Не полез бы за драгоценными дырками от бублика, заметил бы, и не стал даже соваться в этот переулок. Кто-то в черной гуще просит помощи, следом раздается смех, другие перебрасываются насмешливыми короткими фразами. Главное правило самосохранения гласит – не ввязывайся. Кого-то нерадивого и неосторожного сурово учат жизни. Чужие дела, чужие правила. Шарахнут заклинанием, и голову с плеч. Или еще чего похуже.
      Глухо отдается удар, следующий, кто-то явно веселится. Синдбад старается не слушать. Шаг его делается осторожным, он наступает медленно, всей ступней, чтобы снег не хрустел, но переулок узкий и гулкий, и тут предательски крошится осколками под ногами стекло. Ужасно громко крошится, так что отдается в ушах Пожарского противно и навязчиво, даже сквозь меховую шапку. В момент на звук в черной движущейся людской куче возникает три беловатых овала – его заметили, обернулись, вот и конец. 
     - Ого, еще один. Ты кто такой, мальчик? – звучит голос из кучи, а следом отделяется три сгорбленные фигуры.
      - Проклятье, - еле слышно произносит Синдбад, делая следующий шаг. Он хочет возмутиться, что какой он вам тут мальчик, ему двадцать один год. Он хочет держаться уверенно, не показывать ужаса в глазах, он хочет нахально ответить, но теряет дыхание на пару мгновений. Страх проходит по телу горячей стремительной волной, начинаясь с затылка и заканчиваясь где-то в ногах. 
      - Руки вверх! Кошелек или жизнь? – гогочет один, а может второй, Пожарский не видит лиц против света луны, только силуэты, и от этого становится жутко.
      Их еще и трое – совершенно бесполезно рыпаться. Они конечно подходят медленно – наступают. А Пожарский пятится, с каждым шагом все больше утопая в снегу, пока не упирается спиной в жесткую стену. Ясное дело, там тупик.
      - И губозакатывательную машинку. Не пойти ли к черту вам всем разом? – говорит Синдбад, но говорит как-то не совсем уверенно.
      - Сейчас грубость из тебя выбивать будем, заодно и дух. – из темноты проступили черты лица говорившего. По кольцу его уже перекатываются мелкие красные искры, и Пожарский подумал, что дался ему большой город, сидел бы дома, и никто не стал бы вышибать из него дух.

Отредактировано Евгений Минин (2014-02-18 21:01:19)

+1

4

[NIC]Миша Зеленов[/NIC] [STA]зеленки магистр[/STA] [AVA]http://savepic.net/4466647m.png[/AVA] [SGN]Знание к темной стороне приводит.[/SGN]

Так глупо попадаться, конечно, было нельзя. Магистр уже давно усвоил, что в этом мире вежливость, открытость и прочие сомнительные штукенции не котируются, а слабость является первым и чуть ли не единственным смертным грехом. Может быть, с точки зрения кого-нибудь матерого, Зеленки было не так много лет, но, как выяснилось, уличным хулиганам до фени, успел ли он закончить экстренный курс магсбоксинга или нет. Да и сам Зеленка, чего греха таить, тоже не упустил бы случая отобрать что-нибудь ценное у какого-нибудь зазевавшегося дурачка. Не потому, что так уж надо, а просто так – надо же дураков учить, а то так и вырастут глупые и невинные, как барашки. Деньги надо хранить в сберегательных кассах, а в голове – мозги. От этой мысли у Зеленки заныли все зубы.
Пока Магистр отдыхал в сугробе, ругая себя распоследними словами за отсутствие надлежащей осторожности, на арене появилось еще одно действующее лицо. Даже Зеленке сразу стало очевидно, что этот парень – не из их компании, хотя одет был тоже довольно нелепо, впрочем, чья бы корова мычала. Магистр скосил глаза на новоприбывшего и осторожно ощупал лицо, пока остальные заинтересовались своим новым знакомым. Нос, кажется, был на месте, да и все зубы тоже, значит – живем. Вопрос состоял только в том, хорошо живем или не очень.
К помощникам, да еще и в таких дурацких кепках, Зеленка относился крайне подозрительно, если не сказать с суеверным ужасом, ведь не спроста же этот тип с красным носом здесь очутился. Подозрительный Магистр сразу заподозрил, что этот негодяй тоже охотится за его прелестью, поэтому радоваться он не спешил, огорчаться, впрочем, тоже времени не было. Пока эти трое отвлеклись на новую действующую физиономию, дабы отметелить его как следует, Магистр ловким, как ему показалось, ударом выбил из рук ближайшего грабителя свой сверточек, который бесстыдно спланировал куда-то под ноги новопришедшему, Зеленке оставалось надеяться, что он слепой, но это было бы совсем уж хорошо, так что он и не надеялся даже. Обползая хулиганов с тыла, Магистр потерял свою пропажу из вида на некоторое время и уже испугался, было, что кто-то ее подобрал.
К тому времени, как Зеленка собрался с мыслями, хулиганы тоже сообразили, что к чему и перешли в угрожающую позицию. Магистр понятия не имел, чего ждать от новоприбывшего грубияна, поэтому опасливо отскочил, издалека выглядывая в снегу свой сверточек. За свой маневр парень получил прямо по носу, но, не обращая на это внимания, тут же пошел на таран. Прямо головой. Собственно, в живот. Магистром руководил уже какой-то звериный азарт, когда на периферии сознания еще хранятся воспоминания о том, как все это началось и к чему ведет, но это уже не так важно. Холод отступил куда-то на задний план, щеки горели, и разбитый нос от них не торопился отставать. Наверное, если б у Зеленки были рога, он бы этого парня ну наверняка забодал, кажется, как мог судить Магистр по изумленному воплю, это был именно тот злодей, который сбил его с ног в самом начале этой, в буквальном смысле, темной истории. Может быть, какие-то умники и говорят, что, мол, месть – такое блюдо, которое подают холодным, но Зеленка так отнюдь не считал, поэтому запрыгал радостно как папуас, празднуя свою небольшую победу. К сожалению, это было немного преждевременно.
- Гломус вломус! – раздалось откуда-то слева и Магистр осел задницей в сугроб, растерянно наблюдая, как у него из глаза вылетела искра. А нет, это не искра, это зуб золотой выбили, а может,  позолоченный, от этих жуков-стоматологов всего можно ожидать. Зеленка озадаченно пощупал языком образовавшуюся дырку и вдруг вспомнил, что он – маг. Ну какого ж лешего память так не кстати отшибает всегда.
- Дымус коромыслус! – заорал Магистр, выпуская искру, так как более удачного заклинания ему сходу вспомнить не удалось, и резво пополз под дымовой завесой в ту сторону, где, как ему показалось, в последний раз мелькнул заветный сверточек. Магистру уж, было, почудилось, что он нащупал пропажу, глаза все-таки изрядно слезились то ли от дыма, то ли от морозного воздуха, да и не видно было ничего на расстоянии сантиметра от носа, заклинание-то это всегда удавалось Магистру на славу, благо, обделывать в нем темные делишки выходило всегда лучше, чем в драку лезть, но оказалось, что Зеленка схватил чей-то ботинок. А в ботинке, наверное, была нога, а над ногой человек, а дружелюбных людей в ближайшем радиусе не находилось. Не то, чтобы Магистр когда-нибудь жаловался на быструю реакцию, но не так-то просто соображать, когда в голове стоит звон от слегка поврежденных ударом мозговых шестеренок, да еще и как-то скоординировать свои движения при этом, так что увернуться Магистр не успел.

Отредактировано Михаил Михайлов (2014-02-03 20:52:11)

+1

5

[NIC]Синдбад Пожарский[/NIC]
[STA]amend the classic story[/STA]
[AVA]http://savepic.net/4505027.png[/AVA]

      Ни один из нападавших серьезных слов Синдбада не убоялся. Становилось понятно, что единственный способ выйти сухим из воды и заполучить стратегическое преимущество  –произвести устрашающее впечатление – использован был неверно. Голос и взгляд Пожарского отразили немалую долю обуревавших его страхов, о чем он догадался по ехидному хоровому смеху. Тут ведь только дай слабину, как прорвет плотину, они кинутся всей гурьбой, будто стая дворовых собак. И он подумал, что вот, кажется, сейчас его будут если не убивать, то делать неприятно всяческими разными способами. Да еще как - не тонким древним искусством магии, а тривиально и даже как-то по-мещански: морду бить. Хотя погодите, погодите, выходит, что тем самым искусством магии нападающие с мерзким смехом не владеют совсем. И действительно, кольцо поблескивает на пальце лишь у одного из них. Он, значит, здесь и главарь банды. Каким же отчаянным слабоумием должны обладать эти глупые лопухоиды, чтобы отважиться на подобное предприятие. 
      Ввиду новых фактов, ситуация делает сальто, а Синдбад делает шаг вперед, прокручивая в голове самые подходящие заклинания. В свете луны он вдруг подметил, что нападающие по возрастному критерию тоже не входят в число самых опасных противников – старшему из них едва ли довелось закончить школу. Если вообще удалось ее хотя бы раз посетить. Подобные размышления придают Пожарскому еще немножко уверенности в собственной непобедимости. Он позволяет себе помешкать пару секунд, дабы выбрать наиболее эффектный способ покарать тех, кто осмелился нарушить его спокойствие своим нелепым копошением. И второй раз за вечер оказывается, что отвлекаться, даже если всего на секундочку, было большой ошибкой.
      Пока Синдбад размышлял, слева в толпу неприятелей стремительно влетел снаряд непонятного свойства, протаранив того самого, с кольцом, в живот. Протараненный в долгу не остался – снаряд, оказавшийся тощим мальчишкой, сразу получил Вломусом. Нападающие рассредоточились, цель в тот же момент потеряла свои четкие очертания, что сильно усложняло ситуацию.
      - Куда ты лезешь, идиот! Сидел бы уж и помалкивал! -  зло крикнул Синдбад мальчишке, отступая в сторону. Он еще не знал, что вред от него случившимся не ограничится. Потому что в следующую секунду темную, забытую богом, подворотню огласил истошный вопль: «Дымус Коромыслус!» Резко стало нечем дышать. Пожарский закашлялся, пытаясь разглядеть в стене едкого дыма хоть что-нибудь, но видел только мутные очертания фигур. Смешались в кучу люди, ноги, руки, и небо будто поменялось местами с засыпанным снегом асфальтом.
      Нападающие явно было разъярены, больше не желали грозно наступать, вместо этого отчаянно бросились в бой. Справа в ухо Пожарскому врезался чей-то кулак. Нелепая ушастая шапка прекрасно смягчила удар, однако мир вокруг все равно протяжно зазвенел и слегка сместился.  В ногу кто-то вцепился мертвой хваткой, Синдбад почти потерял равновесие, второй ногой с усилием пиная повисший на ботинке груз, и это позволило ему очень успешно увернуться от следующего удара уже с другой стороны. Попутно он усадил Парусом спускалусом  и двойной красной искрой обладателя кулака в ближайший сугроб, а тот так и остался там лежать. Взгляд его сделался грустней пустой бутылки.
      Было уже не до придумываний изящных способов защиты, но в голову почему-то не приходило ни одно толковое оборонное заклинание. А только… - Мизур лилипутус! – моментом стало тихо, Пожарский взглянул себе под ноги и увидел двух давешних своих противников. Оба были размером с крупных жуков, один осыпал все вокруг крошечными яркими искорками, второй нелепо пытался спрятаться в валявшейся рядом пустой пачке сигарет. Синдбад улыбнулся и неторопливо сделал два шага вперед: правой ногой наступил на эпицентр искорок, левой на хрустнувшую пачку сигарет. По жилам его разлилось приятное удовлетворение, почти радость, хотя в ухе все еще беспощадно звенело.
      Густой дым стремительно таял в морозном ночном воздухе, проступили очертания дома напротив. Пожарский огляделся, взгляд его уперся в мальчишку, устроившего главные спецэффекты. Ему было от силы лет четырнадцать, подбородок перемазан кровью – кажется, мальцу выбили зуб. И теперь он сидел в снегу, тяжело дышал, как после марафона и бешено переводил взгляд с Синдбада на что-то, что лежало позади него. Парень обернулся и заметил мерцающий зеленым, мутным из-за дыма, светом комочек всего в нескольких сантиметрах от собственных ног.
      - Ага, значит, повод для шума и драки все же был. Что это у нас такое интересное? Можно посмотреть? А потрогать?

Отредактировано Евгений Минин (2014-02-18 21:42:05)

+1

6

[NIC]Миша Зеленов[/NIC] [STA]зеленки магистр[/STA] [AVA]http://savepic.net/4466647m.png[/AVA] [SGN]Знание к темной стороне приводит.[/SGN]

Удар пришелся прямо по больному месту. Впрочем, Магистр всего себя сейчас ощущал как одно большое больное место. К банальным дракам он не слишком привык, предпочитая любому применению силы расчётливую осторожность. И вот не рассчитал.
Звон в ушах плавно перешел в чей-то негодующий вопль. Магистр так и не понял, кто против кого в этой драке, но на всякий случай оскорбился. Эти трое явно были за одно, а вон тот, в кепке – отдельно. Вопрос только в том, чего он лезет, куда его не звали, да еще и ругается. «На тебя бы эти годзилы первым накинулись, я б посмотрел, как бы ты помалкивал». Сердито подумал парень, разумно не высказывая своего замечания вслух. Еще успеется.
Магистр растерянно шарил в клубах дыма. В глазах слезилось и страшно хотелось  закашляться, но Зеленка усилием воли сдерживался, чтобы не выдавать своего места положения. Он только не учел, что в дыму, который сам же и напустил, ничего не увидит, а сматываться без своего сверточка он вовсе не собирался. Ведь, можно сказать, он из-за него-то так и влип, а значит, бросить его, то есть почти сознательно отдать в руки хулиганам, означало бы двойное поражение. И даже тройное, если посчитать еще и увечья в этой драке. Магистр еще разок озадаченно пощупал языком непривычную дырку на месте некогда росшего здесь крепенького зуба.
Где-то над головой Магистра происходила битва. Кепка, как мысленно окрестил его парень, дрался очень хорошо и продуманно. С одной стороны это было приятно, потому что в это время Зеленка мог копать снег в поисках своей пропажи, с другой – интересно, так как парень узнал несколько новых выражений и даже одно любопытное заклинание, а с третьей – тревожно, потому что, ясное дело, что когда тот покончит с бандитами, дойдет очередь и до самого Зеленки. Единственная возможность выйти сухим из воды – закончить все свои дела и сделать ноги, но дела все как-то не заканчивались.
Самое интересное, что Магистр только сейчас понял, как ему повезло. В магии он был сведущ примерно так же, как и дрался врукопашную, поэтому и не рисковал использовать магию до определенного момента, и если бы все трое оказались магами – ему бы тогда точно несдобровать.
«Убегает он от меня, что ли…» в отчаяньи подумал Магистр, упорно разыскивая свой сверточек и одновременно горестно припоминая, что некоторые артефакты бывают очень своенравны, так что вполне может статься, что он зря теряет время. Однако, так просто упускать едва-едва схваченную за хвост удачу, было обидно.
За поисками Магистр не сразу заметил, что вокруг стало подозрительно тихо. Тихо и ясно – за несколько минут дым рассеялся, являя миру, а так же, персонально – Зеленке, прозрачный лунный свет. Куда делись двое из трех противников Магистр не заметил, но на всякий случай немного испугался – неровен час Кепка еще и людей жрет, тогда ему точно кранты, раньше надо было думать. Потом парень решил, что так быстро людей не съешь, даже если очень голоден, и испугался снова – если людоедство он как-то мог понять, то растворение людей в пространстве пугало еще больше.
Зеленка, тяжело дыша, как после утренней пробежки, уселся на задницу и тоскливо посмотрел на сверточек, лежащий в полуметре от него. Сверточек, как показалось Магистру, ответил злорадным взглядом. Ясное дело, что добраться до него незаметно уже не получится, к тому же незнакомец уже явно заметил, что привлекло внимание Зеленки за его спиной.
- Это мое, не тронь! – испуганно крикнул Магистр и тут же понял, что совершил большую ошибку. Глупо было ожидать, что, узнав этот невероятный факт, незнакомец тут же с поклонами и извинениями отдаст взъерошенному Зеленке свою интересную находку. «Хотя это было бы просто великолепно». А скорее, наоборот, не просто отберет вещицу, но и не упустит возможности поглумиться. Магистр больно прикусил губу, вспоминая какое-нибудь особо ядреное заклинание для проучивания восточнообразных нахалов, но в то же время прекрасно понимал, что против этого противника ему пока не потягаться. Но это не значит, что он хотя бы не попробует.
- Дохлянум! – почти безнадежно предложил Зеленка, наблюдая, как искра как будто нехотя скатывается с кольца. В тайне он надеялся, что его оппонент попросту умрет от смеха или, например, выяснится, что у него аллергия на снег.
В магическом, как и в физическом, впрочем, плане парень наблюдал свое полное и безоговорочное бессилие.

Отредактировано Михаил Михайлов (2014-02-20 14:31:20)

+2

7

[NIC]Синдбад Пожарский[/NIC]
[STA]amend the classic story[/STA]
[AVA]http://savepic.net/4505027.png[/AVA]

      - Ах еще и дохлянум? – невинно-оскорбленным тоном спросил Пожарский, на всякий случай блокируя магически пустое заклинание мальчишки. Слабенькое-то оно, слабенькое, но если правильно шарахнуть, так и вырубить можно вполне. Пролежишь потом пару часов в стылом черном переулке(если не дольше, ведь разве кто-то хватится), еще и несколько пальцев отморозишь. Препротивный достался паренек – подумал Синдбад, - пронырливый такой, маленькие глазки нехорошо совсем блестят, разве что не скалится пока. Подумал, и сказал вслух почти то же самое: Препротивный ты какой-то, парниша. Тебя спасают от целой толпы недоброжелателей, тучи над головой разводят, можно сказать, голыми руками, не щадя ни себя, ни новое английское пальто, и какую ты после этого демонстрируешь благодарность. Раскидываешься своими полудохлыми дохлянумами?
      Теперь, когда из врагов на поле боя остался только малолетний любитель ночных прогулок, Синдбад во всей мере ощутил свою непобедимость. Он и забыл уже, что несколькими минутами ранее в его собственных глазах таился такой же дикий страх, как сейчас в глазах сидящего в сугробе паренька. И хотя руки его все еще мелко подрагивали, ухо гудело болью, а сердце в груди скакало совсем уж галопом, Пожарский уже расслабился и уже ощутил себя королем положения. Все плохое, страшное, опасное, да и просто физически неприятное с лихвой окупалось особой, тонкой, чарующей и манящей атмосферой халявной наживы. Никаких больших денег, признания и высокого социального статуса Синдбаду было не надо, дай только снять главным черпаком самые сливки, особенно не марая руки в грязи и пошлости повседневных забот любого большого предприятия. Чтобы Фигаро здесь, Фигаро там, а награда уже в кармане. Точнее вон она, в снегу лежит, зазывно мерцает.
      Синдбад наставительно приговаривал, неторопливо отряхивал с нелепой шапки снег, аккуратно оправлял пальто, медленно натягивал перчатки. Но отдающий зеленым светом сверточек пока не трогал, ходил вокруг него почти кругами, дразнил и игрался, то приближаясь, то отдаляясь, при этом внимательно наблюдал за реакцией мальчишки – рванется или нет. Но тот видимо решил не рисковать, сидел смирно, смотрел затравленно, хотя по решительным глазам его было заметно, что это ненадолго. Лучше с огнем больше не играть, решил Синдбад, даже если он только бенгальский, рывком нагнулся и схватил таинственный комочек.
      Комочек оказался бумажным свертком, в котором неоднородно, пульсирующе дрожал изумрудный свет. Бумага была самая обыкновенная, тетрадная, в линейку, с упрямо, поперек написанными словами. Пожарский было решил, что то какое-то защитное заклинание, пригляделся, подставляя буквы желтому свету фонаря, но надпись значила: Зеленка – дуралей, получил опять люлей.
      Столь незамысловатое двустишье Синдбада почему-то насмешило, - Это ты, что ли Зеленка? Смотри, тут правду про тебя пишут. – не отрываясь от разглядывания добычи, маг коротко усмехнулся. Сверток меж тем отчего-то тяжелел и светлел в руках. Тепло, исходящее от него ощущалось теперь даже через толстые перчатки. 
      - Что это у тебя там такое? Магией за два метра тянет, да еще какой, будто бы древней. Хотя сам разберусь, - продолжал Пожарский, уже с большим интересом, уже гораздо пристальнее рассматривая сверточек, который вызвал столько шума, дыма и воплей, и теперь даже понятно, почему. Стоящие вещицы Синдбад чуял за версту, как акула растворенную в воде кровь.
      - Если бы ты, собака, сказал мне простое человеческое, искреннее, так сказать, спасибо, я бы тебе твое добро точно бы вернул. А так… А так ты ведь и жизни никакой не научишься, если я тебе сверток отдам, так и привыкнешь на шее у добрых людей ездить. Я это делаю для твоего же блага, Зеленка, пойми! Да и потом, ты ведь наверняка не собственным горбом это чудо заработал, сам, поди, и развел какого-нибудь не сильно наблюдательного идиота. Что ж, будем считать это круговоротом идиотов в природе. Круг замкнулся! – Пожарский скорым движением сунул тяжелый сверток в карман пальто и похлопал его через плотную ткань, – Твое сокровище в надежных руках, не переживай. – бросил последний взгляд на смотрящего затравленным зверьком мальчишку в сугробе, залихватски развернулся на каблуках и быстрым шагом удалился, стремясь быстрее скрыться за ближайшим углом освещенного луной дома.

Отредактировано Евгений Минин (2014-03-25 17:56:14)

+2


Вы здесь » ФРПГ ГРOТТЕР "КОСМОС ВНУТРИ" » Галлифрей » Я иду искать


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC