а д м и н и с т р а ц и я
Богдана КрыловаАлександр ИрбесезеСоня ПряниковаОля Киселёва

Марк Хоггарт
«Здраствуйте. Меня зовут Лизхен Херц, и вы должно быть совершенно не интересуетесь драконболом, если меня не знаете. Я играю за сборную мира и, несмотря на мою хрупкую внешность, задаю жару самим драконам. Я не люблю людей, а вот они меня почему-то любят. Мне больше по душе нечисть, с ними не надо притворятся. Люди, не знающие меня, совершенно не готовы к моим вспышкам ярости, гнева, раздражительности и они совершенно не верят, что в такой милой девочке может крыться такая сила. Помоги мне доказать, что они не правы, возьми своим персонажем...»
>>> читать далее
«...Дело в том, что почти все мои любимые отыгрыши так или иначе повязаны на мне. Ну, во-первых, до появления моторчика в груди Киселевой я больше всех играла и не скрываю этого. А во-вторых, самовлюбленность – неотъемлемая часть моего образа. В-третьих: да боже мой, будто вы сами любите чьи-то посты больше, чем свои собственные! Но все же пришлось взять себя в руки и успокоить тем, что обзор на мои шедевры обязательно сделает кто-нибудь другой, а сейчас настала пора открыть для себя что-то новое, заиметь по весне фаворитов, дать шанс молодежи…»
>>> читать дальше
Предвыборная компания Волосевича
Время: 25-30 апреля 2003 года.
События: Вильгельм Волосевич - потенциальный глава Магщества. В преддверии выборов он решает посетить Тибидохс: посмотреть что там, как там, ну, и конечно же, заполучить голоса уважаемых магов. В один прекрасный день в Тибидохсе приземляется десятки крутых летательных аппаратов - Вильгельм и его свита, состоящая только из уникумов и профессионалов. Но то ли все пошло не так, как задумывалось, то ли Волосевич и не собирался обойтись дружественным визитом, но через пару дней в Тибидохсе все стояло верх тормашками. Старые тайны раскрывались на перебой с новыми и с каждом часом становилось все ужасней, пока в один прекрасный момент...
» подробнее об эпизодах
эпизоды:
❈ I. Я - ЛИДЕР - Жора Жикин
❈ III. СОКАМЕРНИК ИСМЕНА - Вера Попугаева
❈ IV. С ГЛАЗ ДОЛОЙ - ИЗ СЕРДЦА ВОН - Александр Ирбесезе
КЛАДОИСКАТЕЛИ - Варвара Анисимова
Сказка ложь, да в ней намек - Екатерина Лоткова
Бриллианты - лучшие друзья зомби - Сара Мойдодырова
Они хотели тихий вечер, а не афтепати

Список Персонажей Сюжет Правила Шаблон Анкеты Список внешностей Ваши Вопросы FAQ по Антимиру Нужные Персонажи

«It's impossible!»«Им нужна магия, чтобы изменить мир»«Cтарые добрые злодеи»«Иди, я буду»

список способностейСписок учебных предметов\преподавателейРегистрация NPCЧасто задаваемые вопросы
Мы с нетерпением ждем в игре канонов. Да и вообще всех!





Моя мама - педагог, и она утверждает, что если не воспитать ребенка до пяти лет, то он уже никогда не состоится как ячейка социума. Не знаю, насколько права моя мама, ибо она женщина со странностями, однако если ее прогноз верен, то Кризис уже не спасти. Так что у вас есть выбор: крысой бежать с корабля или же представить себя Джонни Деппом из фильма "Что гложет Гилберта Грейпа?", Кризису достанется роль ребенка-дауна ДиКаприо - и наш двухчасовый фильм со странной драматургией оставит самый открытый в мире финал, что в случае Космоса Внутри лучшее решение.
Небольшое пояснение для политических активистов жмякай, шо смотришь

ФРПГ ГРOТТЕР "КОСМОС ВНУТРИ"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ФРПГ ГРOТТЕР "КОСМОС ВНУТРИ" » Галлифрей » i'm completely lost


i'm completely lost

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://xmage.ru/images/op.gif
I'm completely lost

Участники: Станислав Конопка из нашего мира и прекрасная Есения Тихонова из Антимира.
Время: скорое будущее. 2003 год, июль.
Погода: гроза. Одна из тех гроз, которая заставляет вас выключить весь свет в доме и затаиться в спальне.
Описание: Станислава послали на задание. Он прошел в своей жизни все. И огонь, и медные трубы. Но Антимир... Это страшный, жуткий мир встретил его с распростертыми объятиями. С первого вздоха, этот мир заставил ужаснуться даже эту скалу под названием Конопка. Да, Станислав нашел вход, но как теперь вернуться обратно? Кто выведет его из этого ужасного места?

Отредактировано Станислав Конопка (2014-01-11 01:01:12)

+2

2

Жизнь никогда не оставляла Станислава в покое. Всегда, когда он уже полагал, что теперь начинается его спокойная, размеренная жизнь, что-то выталкивало его из колеи. Будучи молодым он предчувствовал счастливый брак, но тут его братец выкинул одну историю. Он поверил, что нашел свое спокойствие в рабочем классе в Москве, но уже через месяц оказался в горячих точках магических войн. Он привык к опасностям, к своему статусу солдата, его выкинули в еще более жестокий мир Магщества. Он привыкает к скандалам и переворотам, но тут появляется Волосевич, который знает все его тайны. И вот наконец Конопка уже привык быть верной собачонкой Вильгельма, что могло быть хуже-то?! Нашлось что-то и похуже. Судьба больше не нашла достойных злоключений в этом мире и отправила Стаса в другой мир. И именно в этом мире Станислав Конопка понял, что никогда до этого страха не испытывал. Никогда.
Новый мир встретил его перестрелкой. Бессмысленной, дурацкой перестрелкой. Шмаляли все, кому не лень. Им было все равно, кого убить. Все равно, кто упадет и останется на этой земле. И даже все равно, если этим кем-то станут они сами. К такому Конопка был не готов. Он не был готов к перестрелкам вообще, ведь его задание было совершенно безобидным – шпионство. Просто пошпионить и собрать информацию об этом новом мире. Волосевич был в восторге от нового мира, тороторил что-то про безграничность его силы и власти, на что Стасу оставалось лишь тихо кивнуть. Это не звучало устрашающе. «Иди пошпионь что да как там, требую развернутого отчета». Но теперь после всего, что он увидел, Стас был способен лишь на артистичное заикание, более чем подробно объясняющее суть этого мира.
Это был страшный мир. Станислав чувствовал это во всем своем теле. Он чувствовал, как дрожат его коленки, как волосы становятся дыбом. Его ужасало все. Дикие люди, не знающие цены жизни, дикие, темные местности, где Конопка пробирался еле-еле. Его ужасали даже звезды. Такие огромные и дикие. Даже простое дерево вызывало чувство страха. Неспроста. Конопка не сразу расслышал, но деревья шептали ему, нашептывали на самое ухо: «Чужак! Чужак!». Станислав добрался до подобия города, что больше походил на город-призрак, только что там действительно толпилось куча людей. Разрушенные здания, разбитое стекло, улицы в помоях. Он не понимал, что в таком месте можно жить. Он не верил глазам, видя торопящихся людей, шныряющих туда-сюда. Как? Женщины пробегали в темных переулках, надеясь, что их никто не заметит. Пьяные мужчины праздно топтались по большим улицам и убивали каждого, кто им не нравился. Полураздетые дети обыскивали трупы и куда-то убегали. Станислав чувствовал всю ту жестокость, весь тот беспощадный гнев в каждом прохожем. Но что пугало его больше всего - безумие, спрятавшееся в глазах каждого.

Когда началась гроза, Стас уже выбегал из города. Он впервые в своей жизни со страхом от чего-то убегал. Он мчался опрометью, куда глаза глядят, подальше от этого «города», подальше от этих «людей». Он впервые в жизни вспомнил бога и поблагодарил за то, что он еще жив, но это было только начало. Гроза разрасталось, разрасталось и безумие вокруг него. Через пол часа он добрался до какого-то леса и еще через пол часа уже не понимал, это ветер так воет или это кто-то преследует его буквально по пятам. Деревья нашептывали ему какие-то кошмары, ветер завывал в самом сердце. Станиславу начало казаться, что вокруг него толпиться народ, требующий его экзекуции. А шелест листьев приговаривал: «Чужак! Чужак!». Наглотавшись дождя он уже решил, что это вкус смерти. Он мчался без перерывов, боясь оглянуться. Чувство, что что-то его сейчас настигнет не оставляло его. И тогда он увидел этот огонек. В момент, когда он решил, что его старое сердце больше не выдержит, он увидел огонек. Среди заговорщиков-листьев и деревьев, маячил этот теплый огонек, давая маленькую надежду, что там он найдет спасение. Даже не задумавшись, что это может быть всего лишь обман, ловушка, Станислав помчался туда. Ему казалось, что он уже вечность бежал на встречу к этому огоньку, но он все не становился ближе. Он уже решил остановиться и хоть немного дать себе времени обдумать, как в какой-то момент почва ушла из под его ног.
Стас потерял сознание. Он даже и не пытался предположить, сколько он лежал в этом лесу, но был счастлив, что смог открыть глаза и все еще чувствовать себя живым. И первое, что он понял, что находится на пороге дома. Огонек – свет от окон. Вот что манило его в эту ужасную стихию.
Конопка не сразу нашел в себе силы подняться. Минуты две он пролежал на холодной мокрой земле, пытаясь убедиться, что он жив. Но когда он поднял глаза, он решил, что скорее всего и умер. Перед ним стояла прекрасная девушка. Столь чуждая этому миру красота поначалу отвлекла его и лишь через пару мгновений Конопка сообразил, что должен встать.
- Я... – пытался он что-то сказать, но страх окутавший все его существо не давал ему произнести и слова, - Я... – он пытался бороться с этим ощущением, но не мог. Его глаза бегали по этой картине. Он ни задерживался ни на прекрасной девушке, ни на ужасающих деревьях, ни на пугающей стихии вокруг.
- Я потерялся, - наконец-то выдавил он из себя под раскаты грома и уставился в землю у своих ног, - Помогите, - чуть и не по слогам проговорил он, не находя в себе силы поднять глаза. Он так испугался, что эта девушка и этот спасательный огонек может просто исчезнуть, как жесткое виденье, как ужасный бред, что решил лишний раз не смотреть на нее. Ему показалось, что если эта девушка растворится на его глазах, его сердце уже не выдержит.

+2

3

Гроза была достаточно сильной. Есения не могла и предположить, что небо затянется тучами, и молнии будут полосовать небо. Даже огромные звезды, такие родные и любимые девушкой скрывались где-то там, далеко. Наверное, даже в другой Вселенной. Есения была одна в доме. Марк еще не вернулся, и она, пожалуй, волновалась сильнее обычного. Не найти дорогу в такую погоду, что может быть хуже? Девушка ходила из одного угла в другой, считала шаги, пытаясь успокоить безумно колотившееся сердце. Волнение, плохой признак, но поделать с собой она ничего не могла. Когда раскаты грома становились сильнее, Есения каждый раз вздрагивала. Для нее, привыкшей к тишине и спокойствию такие бури были ужасным испытанием, и все потому что, что не было таких сильных звуков, которые бы досаждали ей в обычной жизни. Обняв себя за плечи, она решила, что сидеть в полной темноте, видя, как преображается комната с каждой вспышкой – невыносимо. Она оставила небольшую лампу, которая своим тусклым, желтоватым светом освещала все вокруг, давая сигнал спасительного маяка для брата. Все же, вдруг он вернется раньше, вдруг не будет пережидать непогоду где-либо еще.
Приподнимается на носочках, чтобы достать большую, цветастую шаль, лежащую на самой дальней полке.  Есения любила ее за удивительную мягкость и тепло, которая та давала ей. Она успокаивала. Поэтому, когда душевное состояние выправилось и спокойствие разлилось по всему телу как живительная влага, Есения села за свое новое вышивание, которая начала не так давно. Легкая глухота позволяла обособиться от громовых раскатов, а свет лампы заставлял почувствовать себя в безопасности. Неспешная, монотонная работа заставляла Тихонову направлять мысли в более мирное русло. Снова она рисовала себе картины увлекательного будущего, снова представляла себе все те сны, которые она видела темными ночами. Мечты уносили ее в другой, нереальный мир, полный множества прекрасных мест и невероятных приключений, а руки же на автомате повторяли монотонную работу. И только глаза следили за рисунком, который она создавала.
Есения в очередной раз вышивала птиц. Только в этот раз это были не маленькие пичужки, и не большие хищные птицы, это были попугаи. Два маленьких желтых неразлучника на тоненькой ветке. Вышивка должна была выглядеть весьма и весьма красивой, уже сейчас было видно, что она будет достойна восхищения.
Ветки деревьев, растущих в саду, царапали стекла, отчего засидевшаяся за работой девушка нервно вздрагивала от непривычного шума. Пугливость, не была характерной чертой Есении, но в этот ужасный день, когда небо готово было обрушиться на головы, наказав всех живых существ на этой земле, ей было неуютно. Вдруг, от неожиданного порыва ветра, слышит – неубранный утром фонарь, оставшийся на крыльце, упал. Кажется, разбилось стекло. Сердце девушки ухнуло в пятки, а шитье выпало из рук. Покачав головой, и прикоснувшись в каком-то взволнованном жесте к лицу, встает с места, чтобы пойти, и посмотреть, что там, что же случилось. Поплотнее укутывается в шаль, делает глубокий выдох, и открывает дверь.
Совсем не то она ожидала увидеть на своем крыльце. Совсем не то. Картина представлялась ужасной. От немого испуга девушка прикрыла руку ладонью, не зная, что же сделать, как помочь человеку, который оказался на ее крыльце. Ведь так мало случайных посетителей в их доме, так мало незваных гостей в такую непогоду.
Этот мужчина говорит о том, что потерялся. И Есения верит. Видит, его уставший, потерянный взгляд, видит, как испачкалась его одежда. На секунду, ей кажется, будто он и не отсюда вовсе, как будто незваный посетитель на празднике, но она отдергивает себя от подобной мысли. Пытается не испугаться.
С волнением, только ей присущим она подхватывает, готового рухнуть мужчину и пытается затащить его в дом. Это непросто, и у нее не так много сил, но все же, ей удается. От минутного нахождения на улице, ее, казалось бы, трясет от холодного ветра и дождя. Ее шаль, заботливо накинутая на плечи, слегка съезжает, а стекающая дождевая вода пропитывает и платье.
Есения чувствует, что должна помочь этому несчастному человеку. Да, может брат не будет в восторге, но девушка не может иначе. Закусив губу от волнения, она помогает незнакомцу добраться до спальни, помогает прилечь на кровать, и бежит за полотенцами и поставить чайник. Она совсем не знает, что делать в подобных ситуациях, поэтому старается представить, как бы она поступила, что кажется ей разумным.
Кивает головой, вздыхает, и снова возвращается в комнату.
Сейчас, мужчине точно необходимо избавиться от мокрой одежды. Она, все так же, в полном молчании, помогает ему удобно устроиться, и ее ласковые, нежные руки, аккуратно позволяют ей помочь снять верхнюю одежду. Вот только как быть дальше? Она вопросительно заглядывает в глаза мужчины, не решаясь действовать дальше.

+1

4

Луч света в темном царстве. Аналфабет Станислав не помнит, где это услышал, но этот самый луч всегда возникал в самые темные времена его жизни. Он смотрит на прекрасную девушку, открывшую ему дверь и невольно вспоминает Касию, свою любимую из, сейчас как никогда, далекой Польшы. Вспоминает, как чуть ли не умер на одной из волшебных войн и как его отходила удивительная магсестричка (увы, когда он пришел в себя после бреда, он так ее и не нашел). И теперь она. Эта прекрасная девушка, которая открыла ему дверь и затащила в дом без лишних вопросов в этом ужасном мире. Да, Конопка здесь меньше суток, но уже понял, что здесь никто никому дверей не открывает. Это слишком опасно. А она, это безрассудное и наивное дитя, открыла и ничего не сказав втащила его в этот теплый дом.
Только сейчас Станислав понимает как устал, понимает, что у него бред, что у него горячка. Он чувствует, что его кладут на что-то мягкое. Кровать должно быть. Он закрывает глаза и отдается ощущениям. Ему кажется, что с него убирают центнер груза, но это всего лишь его мокрая одежда. Он тяжело выдыхает и понимает, что его всего трясет.
Открывает глаза, а перед  ним эта прекрасная незнакомка и на душе становиться легче. Неизвестно откуда у толстокожего Станислава появляется интуиция, которая говорит, что здесь о нем позаботятся. Девушка смотрит на него вопросительно, он не сразу понимает чего она хочет, но вдруг, что опять же совершенно не свойственно Конопке, соображает. Она стесняется его полностью раздеть. Чистая, - только и возникает у него в голове и это слово согревает его изнутри. Он давно не видел никого чистого в том мире и тем более здесь.
- Я .. сам, - выдыхает он с большим с трудом и начинается шевелиться, пытаясь стянуть с себя мокрые вещи, как только незнакомка отворачивается. Он ерзает, но у него ничего не получается. Все его тело окоченело, не слушались не только пальцы, но казалось, что руки, ноги, все тело просто отнялось. Но он не сдается, потому что скованность и смущение девушки передается и ему. Одна мысль, что ее нежные пальчики будут прикасаться к его телу, обнажая его сантиметр за сантиметр, смущает до безобразия. Так нельзя. Конопка уже почти старик, потрепанный жизнью, семейными трагедиями, войной, переворотами, развратом и всей той грязью, которая только жизнь может предложить. А она молодая и чистая и Станислав чувствует, что это его долг, оставить все как есть. Он ворочается еще минут пять, но сдается. Мышцы подводят его. Долгий бег высосал из него все силы, мышцы отказываются сжиматься. И Конопка сдается.
- Изивини..те. Я не могу, - только и произносит он так, будто бы сознался в преступлении, - Оставьте все, как есть, - пытается сгладить свою вину Стас и полностью сдается. Он смотрит на смущенную девушку, ее замешательство и невольно улыбается.
- Все в порядке, - пытается он взбодрить девушку, - Уже все в порядке, - на его лице появляется глупая улыбка, которую он не способен скрыть. Я не улыбался больше 20 лет, - мелькает у него в голове и он даже начинает смеяться. Пройдя через самый ужасный кошмар, он вдруг обнаруживает, что впервые за долгие годы, в его окаменевшем сердце вновь зарождается жизнь.
- Спасибо, мне всего лишь надо немного отогреться, - врет Станислав, его лихорадит и в глазах то и дело все темнеет, но это совершенно не важно, - Меня зовут Ста...- начинает он, но осекается. Почему-то ему не хочется представляться Стасом. Стасом его называют все в жизни без Польши, в его несчастной жизни, - Слава, - вспоминает он. Так его называли, когда он был молод, когда жизнь только начиналась, - Слава Конопка, - такое глупое имя, так подходящее тому светлому молодому человеку из прошлого и более того, подходящее этому глупому мужчине сейчас, - А вас?.. Как вас зовут? Вы спасли меня, - добавляет он, будто бы это вынудит ее сказать свое имя. Мы в ответе за тех, кого спасаем, - говорил ему какой-то генерал из его военной жизни. И сегодня Конопка по непонятным покамест причинам решил быть эгоистом, который будет давить на это правило.

+2

5

Безрассудность в характере Есении граничила с добротой и открытостью. Она не думала, она действовала. Если кому-то была нужна помощь, она помогала. Она была совершенно не из этого мрачного, темного мира. Она была теплая, нежная, открытая душа, которую ее дорогой брат Марк  скрывал от окружающих глаз. Берег как зеницу ока, берег, как самый дорогой алмаз. Мало кто знал о существовании милой и доброй девушки, иначе многие бы воспользовались, многие бы решили, что хотят получить прекрасное создание в свои руки. Независимо от того, что им придется сделать. Этот мир был жесток, и Марк как никто иной знал это. Поэтому, он всегда берег, скрывал самое дорогое для его сердца существо. Вот только сейчас его не было рядом, иначе потерянный мужчина так бы и остался лежать на улице.
Сердце же юной девушки было слишком добрым, чтобы оставить незнакомца без крыши над головой. Вот только затащить его, она затащила, уложить – уложила. А теперь, как же его раздеть?
Есения была такой чистой, нежной душой, что даже никогда не имела дела с каким-либо мужчиной. Разговаривать она не могла, а находиться с незнакомцами было ужасно неловко. Только чтение брата спасало ее от тишины, но пожалуй, это того стоило.
Она смущенно смотрит, ожидая того, когда незнакомец поймет, что ей необходимо. Ведь она не может попросить, да и при одной мысли о том, что ей пришлось бы сказать это, а уж тем более подумать, заставляет щеки Есении предательски алеть.  Но, кажется, ее удивительный гость понимает все сам. Она облегченно вздыхает, и позволяет себе отвернуться, с беспокойством вслушиваясь во все то, что происходит за  ее спиной. Удивительная глупость смешивается с удивительной простотой, когда незнакомому человеку ты подставляешь спину. Когда даже и думать не думаешь о том, что этот человек может ударить, или даже убить. Вера Есении в людей была слишком необыкновенной, как будто бы и не из этого мира. Но она не видела в этом ничего предосудительного.
Девушка вслушивается в скрип кровати, в тяжелые вздохи мужчины. Ей кажется, что подобные действия даются тому титаническим усилием, которое, не будь она такой скромницей, можно было исправить гораздо быстрее. Чувство вины мучает ее все время, пока она старательно выжидает окончания всего процесса. Но незнакомец, даже если и пытался, все же не смог справится с одеждой, ведь он ужасно устал, утомился, и был абсолютно обессилен.
Есения наконец оборачивается, чувствует легкое замешательство, так как не знает, как ей лучше поступить. Не знает, что ей следовало бы предпринять, и это ужасно ее пугает. Ведь она так юна, так мало знает мир. Но его улыбка, его теплая, искренняя улыбка, заставляет ее смущенно улыбнуться в ответ. Что это? Каково это, когда люди вместо нахмуренного взгляда, отвечают тебе дружелюбной улыбкой? Девушка, под таким напором дружелюбия, даже немного стушевалась, и только когда этот странный господин представляется, говорит, как его зовут, она испытывает огромную печаль. Ведь она, Есения, немая. Она, девушка, лишенная возможности вести беседу, говорить что-то, делиться мыслями через слова. Это все нее она. Она не может сказать ни слова.
Девушка открывает рот, забывшись на секунду, но затем так же закрывает его, сжимая челюсти так, как будто ей ужасно больно. Этот жест всего секундный, но для человека внимательного, весьма заметный, все же. Есения закусывает губу, отчаянно глядит по сторонам, а затем смотрит на собеседника, и секунду пытается что-то придумать. Тут, уже ее руки сами показывают жесты, хватаются за горло, а затем, касаются губ, закрывая их. Есения не может говорить, она даже не может назвать своего имени, и это, кажется ей таким печальным событием. Ведь не так часто ты знакомишься с кем-то, не так часто с тобой бывают приветливы. Грустный взгляд девушки становится слегка виноватым, но она вдруг о чем-то вспоминает, ее лицо проясняется, и она, ничего не объясняя ни словами ни жестами, убегает в соседнюю комнату. Так у нее как раз была бумага, и разные карандаши, которыми она может написать свое имя. Ни много, ни мало, но все же. Как раньше ей это не пришло в голову?!
Шлепанье пяток по голому полу раздается по всему дому.  По их маленькому домику, который она всю свою жизнь делила вместе со своим братом. Она быстро хватает листы, первый попавшийся карандаш, и снова бежит обратно.
Теперь, ее глаза снова лучатся воодушевлением, и несколько секунд, Есения что-то отчетливо выводит на бумаге, затем оглядывает написанное, хмурится и переводит взгляд на своего странного гостя. Совершенно простое имя -  “Есения”, выведенное собственной рукой, на белом листе. Кажется, все так просто. Но спустя мгновение, девушка показывает на одежду мужчины, с твердым решением снять не все, но хотя бы что-то. Она хмурится, изображает холод и кашель, и умоляюще смотрит на Конопку. Ей не хочется, чтобы Слава заболел сильнее. От упоминания его имени в голове, внутри что-то ухает, и она, как-то пугливо поглядывает из-под ресниц  на случайного гостя. Ведь юное сердце, так впечатлительно.

0

6

Славику уже кажется, что все худшее позади. Этот ужасный мир становиться чуть-чуть более светлым, звуки грозы отступают на задний план и дарят ощущение спокойствия, как когда-то давно, когда он был маленьким мальчиком в Польше, задергивал занавески и спокойно играл с братом, пока снаружи была непогода. Все становиться на йоту лучше, от ясного личика девушки, ее естественности, наивности и чистоты. Если в этом мире нашлась такая девушка, должно быть этот мир не такой уж и ужасный. Но Конопка как всегда ошибается. Самый простой вопрос о имени почему-то печалит девушку и Стасу становится не по себе. Он матерый солдат, повидавший в этом мире многое и уже много лет не испытывавший нужды в общении, кажется, ляпнул что-то не то, иначе почему девушка опускает взгляд, почему она кажется такой печальной? Осознание ужасного приходит постепенно. Сначала Станислав успевает обвинить себя во всех несчастьях, но вдруг до него доходит. По какой-то кошмарной причине, девушка не может говорить. Он уже собирается извинится, еще непонятно за что, но девушка опережает его и убегает и спустя пару мучительных секунд возвращается с листком бумаги и карандашом. Она старательно что-то выписывает и Слава терпеливо ждет. Его пронзает боль, чуть-чуть эгоистичная, ведь он никогда не услышит прекрасного голоса незнакомки. Он уверен, что голос у нее был бы такой же чистый, звонкий и несомненно любимый. От этого слова Конопку передергивает. Он давно ничего в своей жизни не называл любимым. Свое сердце он оставил в Польше, рядом с братом, который возненавидел его в последнюю их встречу, рядом с невестой, которая на всю жизнь осталась уверенной, что Станислав – убийца.
- Есения, - по слогам читает он и улыбается, улыбка дается ему тяжело, но он чувствует жгучее желание подбодрить спасительницу, - Очень красивое имя.
Имя действительно прекрасно и невероятно подходит молодой девушке, но как выразить это словами, он, увы, не знает. Не знает, и что делать дальше. В своем постыдном состоянии, он желал бы провалиться сквозь землю, чтобы Есения не видела его.. таким беспомощным. Он не привык. Он привык всего добиваться сам, он привык помогать беспомощным и тот факт, что в этот раз помощь нужна ему самому, его безусловно расстраивает. Но у Есении свои планы, она хмуро смотрит на его одежду, и Славе понятно без слов, чего молодая девушка добивается. Становится стыдно вдвойне. Хочется попросить Есению отвернуться и снять с себя все сам, укутаться прежде, чем девушка увидит это тело. Стасу хочется добавить «старое тело», но сейчас он вдруг чувствует себя не таким старым. Старый дурак, - говорит себе Конопка, начиная осознавать, что происходит в его душе. Куда ему, такому старику до такой молодой и невинной девушки. Ей нужен кто-то помоложе, кто-то чище душой, кто-то, кто мог бы заботиться о ней до конца ее жизни. А Слава уже и не уверен, что доживет до пятидесятилетия. Все было бы по-другому, если бы они встретились намного раньше, в другом мире, при других обстоятельствах. Эгоистичная часть Конопки требует забрать Есению с собой, но Слава вспоминает ужасный взгляд Волосевича и ту власть, которую он имеет над ним и не смеет больше лелеять эту идею.
- Пожалуй, ты права, - отвечает слава на безмолвное требование девушки снять одежду и пытается пошевелиться, но каждое движение болью отдает в каждой клеточке тела и Конопка краснеет как рак, - Мои руки окоченели, - виновато говорит он, упуская тот факт, что не только руки, но и все тело не поддается. Долгий бег, десятки драк, в которые он попал по дороге, сделали его мышцы вялыми, не способными не на что, адский холод, через который он прошел, закрепили это состояние на следующий час. Слава не хочет просить Есению ему помочь, но понимает, что должен. Так он быстрее покинет этот дом, оставит эту девушку и не совершит роковой ошибки. Так он быстрее вернется в свой мир и постарается все забыть. Говорить сложно, поэтому Конопка одним взглядом просит девушку о помощи, зная, что она поймет его без слов.

+1

7

Пожалуй, Есения даже не сомневалась в том, что была права. Она вообще мало в чем сомневалась, потому что мыслей для сомнений у нее и не было вовсе. Она так мало видела в этом мире, так мало знала. Сеня была доброй душой, и это отличало ее. Поэтому брат прятал ее, скрывал в этом лесу от того мира. А вообще…. Какой он, этот мир? Мир, в котором она живет. Марк говорил ей, что люди из того мира хотят навредить ей. Что все они пустые, злые и преисполнены ненавистью и желанием разрушать, забирать себе, врать и убивать. Но что, если не все такие. Почему, ей казалось, что ее дорогой брат так много ей недоговаривает.
“Всегда”, думает она, пока разглядывает этого усталого мужчину. Она видит его в своем воображении таким, какой он есть. Усталый и измученный. Слава совсем не похож на злобного и коварного убийцу. Она ему… верит. И подтверждая свои мысли, она как бы убеждается в вере о том, что она очень хочет ему помочь. Она просто не может по-другому. Она не такая как те другие, в любом случае. Она помогла бы любому, кто пришел. И ему она поможет с большой радостью. Потому что его бессилие вызывает что-то большее, чем жалость.
Наверное, энтузиазма ей принесло то, когда он сказал о том, что ее имя красивое. Раньше, они никогда и ни от кого не слышала подобных слов. Только от брата. Но даже когда слышишь это постоянно от одного и того же человека, то все кажется таким неправдоподобным. А тут. Ее решимость перебарывала стеснение так быстро, что она сама удивлялась. Разве Есения могла подумать, что способна на такой порыв? Нет, она никак не могла. Она просто чувствовала, что это необходимо. Девушка ловит его взгляд и все понимает. Тут, пожалуй, трудно не понять. Трудно не уловить, когда помощь действительно нужна. И ей почему-то не страшно прикоснуться, не страшно помочь. Есения кажется себе такой храброй пичужкой.
Девушка быстро кивает, едва уловимое смущение “пробегает” по ее лицу и она решительно принимается за дело. Ее тонкие пальчики ловко стягивают мокрую одежду, расшнуровывают ботинки. Казалось бы, будто Есения всю жизнь проработала в какой-нибудь больнице и теперь, она самая настоящая сестра Милосердия. Хотя, знают ли в этом мире о подобных словах?
Преодолев всю эту неловкую паузу, и окончательно разобравшись с одеждой своего незнакомца, она заботливо укрывает его одеялом, стараясь сделать это как можно деликатнее. Она старательно избегала встретиться взглядом со Славой, и старалась не очень сильно разглядывать его при тусклом свете. И все же, как хорошо, что свет был не ярким, так бы, ее внутреннее волнение было видно более отчетливо. А Есения не хотела выглядеть взволнованной и растерянной. 
Тихонова собирает мокрую одежду и уносит ее в другую комнату. Туда, где стоит печка, которая, собственно и обогревает весь дом. Она заботливо развешивает ее так, как будто делает это для своего брата. Или даже больше. Для кого-то более важного в ее жизни. Почему-то подобные жесты кажутся ей приемлемыми и уместными. Ведь заботиться о других, это так прекрасно.
“Что же могло случиться с этим человеком? Откуда он? Что делает здесь? С ним же все будет в порядке?” Беспокойные мысли крутятся в ее голове, заставляя переживать из-за каждой мелочи, каждого поступка, который она сегодня совершила. Она очень боится ошибиться, и когда он стоит тут, за стенкой, этот страх становится более отчетливым. Есения не уверенна, что сможет с ним справится, не уверенна, что переборет его. Ведь она не такая сильная и смелая. Она не такая как он. Его смелость она чувствует интуитивно. Да, она исходит от отчаяния и боли, но все же, она есть. А есть ли она у нее. Ее все еще пугает здоровья ее случайного… друга? Она хочет, чтобы он не заболел, и ни в коем случае не умер. Ведь кто тогда будет с ней говорить? 
Вовремя закипевший чайник отвлекает ее от собственных мыслей, которых так много в ее голове. Заварив две чашечки чая, она снова возвращается в комнату. Ей не стоит покидать его до того момента, пока он не уснет. А еще, ему необходимо согреться не только снаружи, но и изнутри. Девушка протягивает ему одну чашку, и присаживается рядом у постели, чтобы можно было внимательно наблюдать за Славой.

+1


Вы здесь » ФРПГ ГРOТТЕР "КОСМОС ВНУТРИ" » Галлифрей » i'm completely lost


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC