а д м и н и с т р а ц и я
Богдана КрыловаАлександр ИрбесезеСоня ПряниковаОля Киселёва

Марк Хоггарт
«Здраствуйте. Меня зовут Лизхен Херц, и вы должно быть совершенно не интересуетесь драконболом, если меня не знаете. Я играю за сборную мира и, несмотря на мою хрупкую внешность, задаю жару самим драконам. Я не люблю людей, а вот они меня почему-то любят. Мне больше по душе нечисть, с ними не надо притворятся. Люди, не знающие меня, совершенно не готовы к моим вспышкам ярости, гнева, раздражительности и они совершенно не верят, что в такой милой девочке может крыться такая сила. Помоги мне доказать, что они не правы, возьми своим персонажем...»
>>> читать далее
«...Дело в том, что почти все мои любимые отыгрыши так или иначе повязаны на мне. Ну, во-первых, до появления моторчика в груди Киселевой я больше всех играла и не скрываю этого. А во-вторых, самовлюбленность – неотъемлемая часть моего образа. В-третьих: да боже мой, будто вы сами любите чьи-то посты больше, чем свои собственные! Но все же пришлось взять себя в руки и успокоить тем, что обзор на мои шедевры обязательно сделает кто-нибудь другой, а сейчас настала пора открыть для себя что-то новое, заиметь по весне фаворитов, дать шанс молодежи…»
>>> читать дальше
Предвыборная компания Волосевича
Время: 25-30 апреля 2003 года.
События: Вильгельм Волосевич - потенциальный глава Магщества. В преддверии выборов он решает посетить Тибидохс: посмотреть что там, как там, ну, и конечно же, заполучить голоса уважаемых магов. В один прекрасный день в Тибидохсе приземляется десятки крутых летательных аппаратов - Вильгельм и его свита, состоящая только из уникумов и профессионалов. Но то ли все пошло не так, как задумывалось, то ли Волосевич и не собирался обойтись дружественным визитом, но через пару дней в Тибидохсе все стояло верх тормашками. Старые тайны раскрывались на перебой с новыми и с каждом часом становилось все ужасней, пока в один прекрасный момент...
» подробнее об эпизодах
эпизоды:
❈ I. Я - ЛИДЕР - Жора Жикин
❈ III. СОКАМЕРНИК ИСМЕНА - Вера Попугаева
❈ IV. С ГЛАЗ ДОЛОЙ - ИЗ СЕРДЦА ВОН - Александр Ирбесезе
КЛАДОИСКАТЕЛИ - Варвара Анисимова
Сказка ложь, да в ней намек - Екатерина Лоткова
Бриллианты - лучшие друзья зомби - Сара Мойдодырова
Они хотели тихий вечер, а не афтепати

Список Персонажей Сюжет Правила Шаблон Анкеты Список внешностей Ваши Вопросы FAQ по Антимиру Нужные Персонажи

«It's impossible!»«Им нужна магия, чтобы изменить мир»«Cтарые добрые злодеи»«Иди, я буду»

список способностейСписок учебных предметов\преподавателейРегистрация NPCЧасто задаваемые вопросы
Мы с нетерпением ждем в игре канонов. Да и вообще всех!





Моя мама - педагог, и она утверждает, что если не воспитать ребенка до пяти лет, то он уже никогда не состоится как ячейка социума. Не знаю, насколько права моя мама, ибо она женщина со странностями, однако если ее прогноз верен, то Кризис уже не спасти. Так что у вас есть выбор: крысой бежать с корабля или же представить себя Джонни Деппом из фильма "Что гложет Гилберта Грейпа?", Кризису достанется роль ребенка-дауна ДиКаприо - и наш двухчасовый фильм со странной драматургией оставит самый открытый в мире финал, что в случае Космоса Внутри лучшее решение.
Небольшое пояснение для политических активистов жмякай, шо смотришь

ФРПГ ГРOТТЕР "КОСМОС ВНУТРИ"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ФРПГ ГРOТТЕР "КОСМОС ВНУТРИ" » Почерк Леонардо » Vovochka's Double Trouble


Vovochka's Double Trouble

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://24.media.tumblr.com/tumblr_m8vfqf58Hd1qcwgrvo1_r1_500.gif

24-летняя, существенно (ли?) повзрослевшая Лариса Голубева приехала в Москву навестить семью своей бесконечно брюхатой уже 27-летней кузины Надежды Маковецкой. Ей предстоит познакомиться поближе со всеми обитателями семьи: мужем, попугаем в клетке и, конечно же, гордостью семьи Маковецких — их детишками. Общаясь с малышами своей любимой сестры, Ларочка вновь ударяется в далеко не забытое детство и предлагает младшеньким завтра сходить в кино на очередную часть мульт-франшизы «Профессор Профессорсон и Неразложившийся Экопакет». Придя из кино с веселыми, измазанными поп-корном лицами, немного подволшебненными шариками и целым букетом впечатлений, Надя, Лара и детишки натыкаются в прихожей на Вовочку — старшего сына рода Маковецких (на самом-то деле, не очень Маковецких... но к чему вспоминать грехи былые?), которого мама с тетей почему-то не разбудили на сеанс, посчитав, что самодостаточный и рано повзрослевший Вовочка уже слишком стар для «Профессора Профессорсона…». Но любимый сына так не думает. И Вовочкина великолепная способность рог изобилия его в этом поддерживает.

Отредактировано Лариса Голубева (2013-08-31 14:55:25)

0

2

В доме Маковецких был праздник - уже неделю как.
Еще б ему не быть - приехала Лара.
Лариса прилетела внезапно, как она и умела. Свалилась как снег на голову утром среды, в середине рабочей недели. Охранное заклинание пропустило ее, и она нарисовалась на кухне в семь утра с воплями "А вот и я!", чем насмерть перепугала полусонную Наденьку в бигудях и вогнала в ступор Константина, рассекающего по дому с чашкой кофе и в халате с утятами. После тысяч и тысяч восторгов, подарков, писков и визгов восторженных детей, Ларочку все-таки усадили, напоили чаем с пирожными и принялись расспрашивать о житье, бытье, детях, внуках и прочих родственниках.
Лариса ответствовала, что все хорошо. Все свои дела она оставила на мужа Женьку, потому что очень-очень соскучилась и прилетела. Женька как? Женька ничего, работает в одной конторе, занимающейся исследованиями новейших разработок заклинаний, драконбольных мячей и прочей шушеры, платят ему неплохо, да вот только от этих своих экспериментов он регулярно приходит то с пятачком, то со слоновьими ушами, а однажды и вовсе с оленьими рогами пришел. Лариса тогда очень долго смеялась, а Женька засиял прекрасным помидорным цветом и развесил на рогах собственные носки и лифчики-трусики супруги, солидно приговаривая корчащейся от смеха жене, что теперь он работает сушилкой, и меньше чем на борщ за оплату своего труда не согласен. А она сама как? Ой, замечательно! Работает в издательстве дурацких книжек, куда почти никто не ходит и можно читать в свое удовольствие. Только иногда книги приходится прятать, потому что пятна от шоколада хуже, чем крапивница и диатез - навязчивые и очень трудновыводимые, особенно на страницах! А, кстати, вот вам книжечка, вот, возьмите!
Маковецкие разошлись по работам, а Лара осталась с детьми. Дети тетушку обожали, и под вечер, когда родители вернулись, они наперебой рассказывали, как ходили ловить снарков под кровать к маме с папой, как лазили в шкаф (и перевернули там все) в поисках Нарнии, как играли в драконбол кошкой и пуфиками с дивана, как дружно пытались понять, почему Иисус ничего не предпринял, чтобы избежать казни на кресте, да так и не поняли. Константин лишь приподнял брови, а аккуратистка Надя, увидав бардак, дрожащей рукой накапала себе валерьянки в коньяк.
Вот и сегодняшний день не стал исключением. Они повели в кино детей. По инициативе Ларисы. И спящего Вову не стали будить по инициативе Ларисы. Мол, взрослый он уже для мультиков, все равно пусть поспит, отдохнет, умаялся бедненький. А сейчас бедненький стоял в дверном проеме, мрачно наблюдал за мамой, тетей, братом и сестрой и хмурил брови - так, что Наденьку передергивало от не самых приятных воспоминаний, сходство сына с отцом все же было поразительным.
- Вова, сыночек, - пробормотала Наденька успокаивающе. - Мы ничего не имели такого в виду, уверяю тебя. Вот и Лариса то же самое скажет. Не сердись, милый, вот тебе наши повинные головы. Да, Лариса?

Отредактировано Надежда Маковецкая (2013-09-13 20:52:20)

+2

3

       — Ммнээ, — начала оправдываться Голубева, но быстро потерялась. Инфантильность и ребячество все еще играли на территории заднего прохода, но вот с мальчишками, самыми настоящими семилетними мальчишками, Лариса никогда не была дружна и редко таких встречала. А тех, кого встречала, обстреливала залпом слюны прямо в глаз (у Минина тогда еще ячмень сразу же выскочил, ха-ха, и папа его ругался). О своих семилетних сорванцах Ларочка пока не задумывалась, поэтому книгами по психологии и педагогике не зачитывалась – от того и застыла на пороге счастливой статуей со скомканной брошюркой «Профессорсона…» подмышкой. — Для тебя я особую же программу придумала! — быстро-быстро залепетала Лара и отчаянно аккомпанировала себе кивками светловласой головы. А потом брутально понизила голос: — Взрослую.
       Кузину Ларочка любила и семью ее обожала до умопомрачения, однако на сей раз визит Голубевой был не намеренным, а вынужденным: в ее доме поселился замечательный сосед – а именно папаша таракан со всей своей тараканьей семьей. Лариса с Женей переглянулись, заорали и бросились в разные стороны – никто из них в Тибидохсе и не думал, что когда-нибудь встретится с ТАКОЙ нежитью и, разумеется, никаких заклинаний не знал, разве что магическое сочетание цифр – номер дезинсектора, который, приехав, деловито повесил на их дверь табличку «карантин» и посоветовал непутевым хозяевам навестить родственников и завести себе мозги. Срочно скупив весь близлежащий супермаркет и бубня на уклад жизни лопухоидов, Лариса устремилась к Наде и пыталась придать глазам сверкающий успешный вид, ведь если заявить сестре, что она сподобилась заглянуть на огонек только из-за усатых рыжих насекомых, то та обидится и ведь подложит как-нибудь под ничего не подозревающую Голубеву подушку-пердушку!

       Разбросав подарки по квартире, Лариса начала отвлекать внимание своим проверенным и любимым способом – создавать из своего существования на этой планете праздник. Заявив, что она хочет погостить, девушка тут же залезла под кровать с детьми – как будто играть, но на самом деле прятаться от серьезных разговоров; под предлогом неожиданно проснувшейся любви к готовке, она всегда готовила отдельно от Нади и постепенно вытеснила ее и вовсе, а когда чета Маковецких за ужином раскрывала рот, Голубева делала круглые глаза и утверждала, что забыла домолиться, а когда Лариса молится – все глухи, немы и толерантны. В результате Ибисова-Маковецкая оставила попытки спрашивать, как вообще дела, и детей она тоже, впрочем, оставила на Голубеву. Лариса была только и рада: столько любимых дел можно делать, ссылаясь на то, что детям это нравится, а ей, такой прекрасной и ангельски терпеливой, нетрудно их порадовать. И посмотреть «Профессор Профессорсона…» на большом экране девушка мечтала уже года три, с момента выхода первой части знаменитой экологической франшизы – «Профессора Профессорсона и разноцветных газовых выхлопов». Теперь же, после насыщенного утра, Лариса устала – и гнев юного почти-маковецкого был ей непонятен, сама бы Лариса никогда бы не обиделась, если бы вместо похода с младшими ей предложили прекрасный детский сон и возможность потом оттянуться по-взрослому с молодой теткой. Да и стремящиеся к варикозу ноги Голубевой уже устали стоять на каблуках, так что стоявший на проходе Вовочка был не единственным недовольным в этой квартире. — Не злись, Вовчик, — извинилась Лариса на всякий случай, чтобы точно не чувствовать за собой никакого греха. И начала разуваться.

      Девушка уже набрала в грудь побольше воздуха, чтобы радостно выдохнуть, вылезая из последнего тугого сапога на каблуке, как вдруг ее молнией сбила и откинула в сторону Надя. В полуметре от них и от детей рухнула на пол непонятно-зачем-такая-большая-в-прихожей-люстра. Мамочка моя бабуся! — только и успела подумать девушка, вспоминая небезызвестного играющего комментатора.
       Тонким голосом Маковецкая, все еще зарывшись в шею Голубевой, скомандовала закрыться в комнате и не выходить оттуда. Полежав в ее объятиях секунд десять, Лариса ощутила, что на сегодня сестринской нежности ей хватит. Она ласково обхватила голову сестры: — Надя, я могу подарить тебе свой парфюм, если хочешь, но чуть ниже у меня начнется грудь – и это уже будет неловко.
Попытавшись шевельнуться, она почувствовала, как легко рвется ткань единственной кашемировой вещи в ее гардеробе: любимые Надеждой большие и замысловатые вещи, в данном случае – сережки, зацепились за свитер Ларисы крупной вязки, и Надя не двигалась лишь потому, что боялась оторвать бестолковыми серьгами свое милое анитино ушко.

Отредактировано Лариса Голубева (2013-10-03 04:52:03)

+3

4

- Осо-обую значит. Взро-ослую, - протянул от дверей лапочка-сыночек, и его голос дал отчаянного, срывающегося петуха. Было заметно, что ему охренеть как обидно, и что он еле-еле пытается позорно сдержать слезы, но он все же сдерживался, и в этот самый момент Наденька почувствовала прилив законной гордости. Оставалось только воскликнуть что-то типа "Весь в меня пошел, кровинушка!", показушно разрыдаться и прижать сыночку к своей тщедушной груди - но сыночка выглядел настолько грозно, и, простигосподи, опасно, что Наденька не решилась к нему даже на шаг поближе подойти. - Не нужна мне ваша взрослая программа. я, может, этого фильма три года ждал! Я же хотел пойти! Ты же мне обещала! - он вытянул указательный палец в сторону матери.
- Я-то откуда помню? Заработалась страшно! - Наденька помнила тот поход в кино, три года назад - тогда четырехлетний Вовочка, радостно смеясь, залил родителей кока-колой, а сверху щедро приправил попкорном, так что непутевые родители зареклись когда-либо еще брать такого маленького ребенка в кино. - Тебе же четыре года всего было, разве ты вообще это помнишь?
По-хорошему, надо было просто извиниться. Искренне извиниться, отдать ребенку шарф с мистером Мозгом и Полиэтиленовым Пакетом, обнять его и клятвенно пообещать сводить лично, персонально его, в кино. Отдельно. С попкорном, колой, мороженым, шариками и макдональдсом после кинотеатра - тогда ребенок бы точно оттаял. Но Наденька попыталась свести все в шутку - и потерпела настолько сокрушительное фиаско, что потом долго и со стыдом хоронила это в глубинах своей непутевой и недалекой девичьей памяти.
Глаза лапочки-сыночка, и без того темные, сверкнули черной ночью, и лицо стало настолько устрашающе похожим, что Наденьку (а вместе с ней и Ларису) синхронно передернуло. В воздухе щелкнуло, воздух накалился, сверкнуло несколько вспышек - и Птичкина потерла глаза - перед ними расплывались мареновые круги, она на какое-то время потеряла зрение. Сыночек тут же сдулся как проколотый шарик - и посмотрел уже с испугом.
- Я не хотел, мам, не хотел, прости меня! - практически простонал он. - Я разозлился, я...
Договаривать он не стал - лицо Наденьки стремительно вытянулось, и она, рванувшись, блестящим прыжком лосося, аналогов которому не нашлось бы и в Старшей Эдде, сбила на пол ничего не подозревающую Ларису, только-только вылезшую из сапога.
- Прячься, - выдохнула она Ларисе в ухо. - Прячься, запрись в комнате и не вылезай отттуда, поняла? Черт, и перестань острить, я застряла! - путем нехитрого ощупывания ушей Надя с Ларисой наконец-то расцепились, и Птичкина, пискнув, отскочила в сторону.
Очень вовремя, ибо в аккурат между ней и Ларисой приземлилась люстра. Красивая хрустальная люстра, которую отчаянно краснеющий Маковецкий спер из чешского магазина просто потому, что уж очень понравилась, но была не по карману. Хрусталь с готовностью брызнул осколками во все стороны, и Надя, охнув, схватилась за щеку - зловредный осколочек оставил на скуле царапину, стремительно наливающуюся кровью.
- Бля-а-адь, - пробормотала почтенная мать семейства и облизала губы - язык словно бы стал наждачным, в горле пересохло, губы потрескались и челюсти стремительно свело вяжущей, тянущей болью. - Черт, не надо было его злить, теперь хлопот не оберемся!

Отредактировано Надежда Маковецкая (2013-12-11 21:57:49)

+2

5


     — Ты этими губами мать целуешь! — Лариса успела трагично заломить руки в перерывах между перебежками. Несмотря на то, что Вовочка тенью отца Гамлета маячил за ее спиной, Голубева, сгорая от стыда, делала вид, что племянника не замечает; сама она со способностью Вовочки была знакома мало, но активная жестикуляция кузины при их теперь уж не таких частых встречах говорила сама за себя, и главным советом Нади при знакомстве Ларочки еще с новорожденным Владимиром был «не смотри ему в глаза!». Прелесть-а-не-ребенок.
      Прятаться в одиночестве Голубева постеснялась (читай – испугалась). Девушка успела перетянуть сестру за рукав на свою сторону и бегом устремиться к ванной комнате, которая была мала для двоих даже при заданном условии – вынужденного похудения Ларочки. Дверь она замуровала с таким усердием, будто за дверью стоял не девятилетний ребенок, а Вульдемор из сказок Билля Баддра – ночной кошмар тибидохских первокурсников. — Иисусе! — задребезжала Голубева, неловко поворачиваясь лицом к сестре и все еще цепляясь за дверь в испуге, что Вэ Маковецкий ужасен настолько, что научился уж проникать сквозь закрытые двери. — Теперь я представляю, чего Таня натерпелась от Чумы-Дель-Торт!

      Девушка со свойственной ее характеру невнимательностью вдруг задумалась и прикрыла рот руками.
    — Ой. А имя Чумихи уже можно произносить вслух?

      Надя, являющая собой пример материнского героизма, грозно нависала над сестрой и придерживала рукой кровоточащую щеку. Лара нечасто становилась свидетелем бытового насилия, но на сей раз, несмотря на сложившееся мнение, смекалка ее не подвела. — Болеус Обоздатус. — Ласково отнимая руку Маковецкой от ее же лица, произнесла Ларочка, надев на собственную физиономию выражение безмятежного спокойствия, когда как в ее голове лихорадочно звенело: тараканчики мои милые, любимые, заберите меня отсюда, я отдам вам всю кухню, только заберите меня отсюда! Живой.
      Заунывному голосу в ее голове вторил тихий плач испуганного Вовочки. — Мама! — сквозь сопли прогундосил брутальный отпрыск незабвенного Марка. Сердце обеих сестер облилось кровью также, как обливалось слезами личико юного вершителя судеб. — Маам!
     Из крана вдруг полилась обжигающе горячая вода, сразу обдав паром зеркало над раковиной. Спустя пару секунд, игнорируя все писаные и неписаные законы ЖКХ, кипяток начал литься и из душа. Сестры приняли свою участь стойко: они молча потели, Надя сидя на бортике ванной, Лара – на унитазе. Маковецкая сидела, впрочем, с понурой головой – видимо, вычисляла, сколько же ей придется платить за воду в этом месяце. Вода уже начала переливаться через край раковины и капать на пол, когда до Ларисы вдруг дошла одна простая истина, перевернувшая в сознании девушки все представления о собственной доброте. Спящая внутри чрева ее мать истошно верещала страшным голосом, глаза Голубевой моментально увлажнились.
     — Надя! — вскакивает с унитаза Лара. — Мы детей оставили! С НИМ.

Отредактировано Лариса Голубева (2014-05-11 13:54:14)

+2


Вы здесь » ФРПГ ГРOТТЕР "КОСМОС ВНУТРИ" » Почерк Леонардо » Vovochka's Double Trouble


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC